«Кино X» разговаривает с Эдвиж Фенек. Интервью взял Луиджи Коцци.

перевод с английского М.Николаев

   Это интервью было впервые опубликовано в журнале «Кино Х» (том 3 №3) в 1970г. и перепечатано в «Кино Х. Супер Спешиал» №4. Оно воспроизводится здесь в том виде, в которым было напечатано.
   Не каждому везет родиться в канун Рождества. Но это случилось с актрисой Эдвиж Фенек. Дата рождения в ее паспорте – 24 декабря 1948г., сейчас ей 22 года.
   Двадцать два прекрасных года, могу я добавить. Эдвиж Фенек высокая и стройная, у нее изящная походка, это женщина высочайшего уровня и культуры. Она живет в Риме, куда переехала недавно.
«Один талантливый приятель пригласил меня в Рим, - рассказывает Эдвиж Фенек, она легко говорит по-итальянски с мелодичным французским акцентом, - Я принимала участие в конкурсе «Мисс Мира» как представительница Франции и обратила на себя внимание. Мне предложили переехать жить в Италию и сниматься в кино, и я согласилась. Я счастлива, что приехала».
Луиджи Коцци: Но разве ты не снималась во французских кинокартинах?
Эдвиж Фенек: Нет. У меня было несколько проектов в качестве фотомодели и несколько эпизодических ролей в театре. Театр всегда был моей страстью и я надеялась добиться там успеха. Но тут в мою жизнь ворвался кинематограф и я завершила свою театральную карьеру… Я счастлива, что так получилось, потому что мне открылся целый новый мир, намного больший, чем театр.
ЛК: Как долго ты в Италии?
ЭФ: Три года. Это очень красивая страна, действительно, я могу сказать, что Рим – самый красивый город в мире.
ЛК: Откуда ты родом?
ЭФ: Я из Ниццы, как и мои родители. Я часто приезжаю туда навестить их, но когда я не могу этого сделать, моя мама приезжает ко мне. Мама часто бывает в Риме со мной. Она помогает мне, составляет мне компанию и хорошо проводит здесь время, потому что Рим это удивительный город.
ЛК: Что думают твои родители о том пути в жизни, который ты выбрала? В основном ты снимаешься в фильмах для взрослых.
ЭФ: Они счастливы в настоящее время и удовлетворены тем, что я могу делать. Они знают, это трудная дорога для меня, и успех, которого я достигла, был получен непростым путем. Вы знаете, съёмка в обнаженном виде не укорачивает дорогу на вершину славы в кинематографе. Сейчас все актрисы снимаются обнаженными, но только немногие из них остаются в кино на долго. Я чувствую, что добилась успеха, и моя мама счастлива поэтому.
ЛК: Ты не смущаешься, когда снимаешься голой?
ЭФ: Ох, это ужасно. Особенно в первый раз в ранних фильмах… Я не знала, как вести себя и была ужасно пристыжена. Потом я поборола себя… есть вещи, которые ты должна делать в фильмах, нравятся они тебе или нет. Публика ждет этого. Конечно, это не очень удобно раздеваться перед большим числом техников и других актеров. У меня всегда такое чувство, когда я одета, они всё еще смотрят на меня так, как будто на мне ничего нет. И я даже не хочу говорить о том, что происходит в кинотеатрах, где демонстрируются мои фильмы… Я ходила смотреть «Мадам Бовари» в кинотеатр и покраснела, как свекла, когда увидела себя обнаженной на экране. При этом зрители начинают шуметь и обмениваться нецензурными репликами.
ЛК: Обычно так бывает во всех фильмах, даже если актриса не раздевается. Итальянцы очень экспрессивные зрители.
ЭФ: Да, но не всегда так. Эта картина («Мадам Бовари») сильно огорчила меня, но когда я увидела сцену с голыми задницами в «Солдате в голубом», я заметила, что публика осталась совершенно спокойной, не было шума и реплик.
ЛК: Хорошо, извини меня, но это не очень удачное сравнение. Кэндис Берген в этой сцене не нужно было многого делать, только говорить эротичным голосом… неизвестно вообще, ее ли ягодицы были на экране… В картине «Успех на 500 миллионов в Национальном Банке» Урсула Андресс обнажена с начала до конца, но всё сделано с такой тонкостью и изяществом, что картина даже не была запрещена к просмотру лицам, не достигшим четырнадцатилетнего возраста. «Мадам Бовари», напротив, и это очевидно, делает ударение на физическом эротизме. Когда главная героиня обнажает грудь, я думаю, взрывная реакция части зрительской аудитории вполне понятна.
«Возможно, - соглашается Эдвиж Фенек, застенчиво улыбаясь. Одно упоминание этой сцены вызывает у нее смущение, - Я сознаю, это плохой фильм, но я также знаю, что эта роль, в которой я демонстрировала свою физическую красоту, помогла мне, так как я была представлена широкой публике. В общем, своим успехом я обязано именно своей физической красоте».
ЛК: Ты будешь продолжать играть соблазнительниц в кино?
ЭФ: Нет, если будет возможно. По крайней мере, если сексуальные сцены мотивированы и оправданы требованиями сюжета или эстетическими соображениями, тогда я скажу «да». Но я скажу «нет» абсолютно всем картинам, которые представляют секс ради секса без какого-либо сюжета.
ЛК: В скольких картинах ты уже снялась?
ЭФ: В восемнадцати. Да, я не особо удовлетворена ими, но должна признать, они все были важны, так как публика узнала меня, эти фильмы были трамплином для восхождения наверх. Сейчас я готовлюсь начать второй этап моей карьеры, я действительно желаю добиться успеха с помощью своего актерского дарования, а не только красоты. Я считаю большой работой фильм «Странный порок госпожи Вард», в котором только что закончила сниматься, режиссер Серджо Мартино, сценарий Эрнеста Гастальди. Я обожаю фильмы с захватывающим напряженным сюжетом и думаю, что, в особенности, этот фильм - очень красивый, полный спецэффектов.
ЛК: Какие фильмы ты предпочитаешь?
ЭФ: «Солдат в голубом», «Кромвель» и «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?». Это первое, что приходит в голову. Я обожаю Ричарда Харриса в равной степени и как актера, и как человека. Я считаю, он великолепен, он заставляет меня мечтать с раскрытыми глазами.
ЛК: Чем ты любишь заниматься в жизни кроме кинематографа?
ЭФ: Я предпочитаю спокойную, непубличную жизнь. У меня есть несколько друзей, они – студенты университета. Я также люблю музыку, слушаю записи Джимми Хендрикса и Отиса Реддинга. Обычно, когда я одна и мне грустно, я предпочитаю слушать классическую музыку, она расслабляет.
ЛК: Ты живешь одна?
ЭФ: Я живу одна в квартире, когда моей мамы нет рядом. Ты знаешь, воры пытались проникнуть сюда дважды. Сейчас я ищу новую квартиру в более безопасном месте. Это единственное, что я могу сделать, не так ли?